АВГУСТОВСКАЯ ФЕРИЯ АНТЕКЕРЫ. ИСТОРИЯ ПРАЗДНИКА

1.1. Зарождение традиции

В 1998 году исполнилось 250 лет с момента, когда в Антекере прошла первая Августовская ферия. С тех пор праздник претерпел настолько существенные изменения, что даже само слово «ферия» потеряло свое первоначальное значение. Раньше так назывались ежегодные сходы торговцев и заемщиков под патронажем самого Королевского двора (именно с тех пор место, где проводятся ферии, называется Реаль – в переводе с испанского «королевский»), который для стимуляции торговли в определенной зоне давал участникам ферии всевозможные налоговые привилегии. Сегодня же слово «ферия» – синоним слова «фиеста», шумный народный праздник, пришедший на смену скотоводческой ярмарке и рынку, где местные крестьяне продавали свой урожай. В 1748 король Фердинанд VI по просьбе Городского совета Антекеры, выдал разрешение на празднование в течение десяти последующих лет ежегодной ферии с 20 по 23 августа, но лишь в первый день ферии торговля не облагалась налогами. На первый взгляд такое решение кажется как минимум запоздалым, особенно принимая во внимание географическое положение Антекеры и ее торговые традиции в качестве перевалочного пункта – было бы логичным предоставить подобное разрешение гораздо раньше. Видимо, сказался особый налоговый режим, которым Антекера была наделена на постоянной основе (город был освобожен от уплаты алькабалы, налога на торговые сделки), а также сельскохозяйственный и скотоводческий рынок, разбивавшийся с начала ХVI века каждый понедельник на Пласа-Альта, – эти два факта снижали необходимость ежегодной ферии. Поэтому в течение более двух веков ремесленники и торговцы отправлялись продавать свои товары на ферии Ронды, Хереса, Эсихи, Вильямартина, Коина и Ольверы.

Причины возникновения антекерской ферии лежат в другой плоскости – это была одна из привилегий в длинном списке льгот, предоставленных Фабрике шерсти, чтобы расширить рынок сбыта ее изделий – тканей и платков, не выдерживавших конкуренции с иностранными фабриками из-за структурных недостатков местного ремесленного производства. Тем не менее, ферия, призванная стимулировать рынок шерсти, в первый же год своего существования была представлена практически всеми отраслями антекерского хозяйства, от скота до нижнего белья, кожи, обуви и серебряных изделий. В этом смысле августовская ферия была прямой наследницей еженедельного рынка, о котором мы упоминали выше.

В 1767 году рынок переехал на место, где сегодня разворачивается ферия, расположившись по обеим сторонам Пуэрта-де-Эстепа (отреставрированной в 1998 году), между сегодняшним началом улицы Пасео Реаль и Аламедой до улицы Эстепа. Здесь же в течение четырех дней в году расставляли свои шатры торговцы и скотоводы со всей Андалусии, собравшиеся на ферию. Севильцы и гранадцы брали числом, не сильно отставали от них и кордовские ювелиры, и местные ремесленники – все вместе они представляли «предложение» ферии. За «спрос» отвечали местная и заезжая знать, буржуазия и зажиточные горожане, которые приезжали на ферию, чтобы закупить товары, которые трудно было приобрести в другое время, а за тканями приходили на ферию местные крестьяне, которые покупали здесь одежду на зиму, пока в их кошельках еще водились монеты после продажи нового урожая.

Некоторое время ферия проводилась каждый год и без инцидентов, но в 1760 году случились первые проблемы: на тайном заседании Городского совета, на котором присутствовало лишь четверо советников, была составлена петиция о закрытии ферии, якобы для того «чтобы избежать серьезных неудобств, которые она приносила с момента своего появления». Чтобы понять причины этой петиции, надо знать, насколько реакционным и замшелым был антекерский Городской совет, не желающий брать на себя дополнительные проблемы даже для блага города. Запрет действовал вплоть во 1768 года, когда произошло другое судьбоносное заседание совета. В этот год завершался второй срок десятилетнего разрешения на проведение ферии, и Городскому совету нужно было принять окончательное решение о том, просить ли у Короны продления разрешения или позволить ферии почить в бозе. Архивные записи заседания совета отражают горячую полемику, разгоревшуюся по поводу ферии: этот вопрос стал самым острым из всех, обсуждавшихся на муниципальном совете в течение многих лет. После эмоционального голосования – шесть голосов за восстановление ферии и четыре против, писарь совета вынес решение: «После завершения нами, писарями, сравнения и подсчета объявляем, что большинством голосов город принял решение о том, что ферия является ему полезной и необходимой, о чем составляем эту запись». После 1768 года Городской совет усилил контроль над ферией: было запрещено движение повозок по Реалю и выпущен регламент пунктов продаж, а жители города были обязаны следить за порядком на улицах. Этот факт впоследствии сильно повлиял на характер ферии – она стала более праздничной и развлекательной благодаря участию горожан.

В течение короткого времени ярмарка завоевала место в ряду важнейших праздников города наряду с карнавалом, праздником Тела и Крови Христовых и днем Святого Иоанна Крестителя – фиест, вырывавших жителей из ежедневной жесткой рутины традиционного уклада жизни. Для общества, существовавшего в изоляции от остального мира, с ограниченными возможностями передвижения и под суровым давлением церкви, скопление разномастного люда во время ферии было глотком свежего воздуха. Поэтому не стоит удивляться, что в скором времени к ферии добавились элементы равлечений – танцы, украшения шатров и бои быков, обычай, который существует по сей день. Впрочем, в отличие от коррид, которые праздновались в городе три века назад, сегодня бои быков проводятся не на площадях Пласа-Альта, Сан-Себастьян или Косо-де-Сан-Франсиско, а на круглой арене для корриды на площади Капучинос, где ежедневно во время ферии организуются бои с молодыми быками (новильос). Таким образом, в конце XVIII – начале XIX веков симбиоз ферии и фиесты превратился в традицию, и ярмарка стала немыслима без маскарада, танцев и корриды. Таким было начало истории, которая дошла до наших дней.

1.2. XIX век: от ферии к фиесте

В течение XIX века ферия Антекеры постепенно становилась не просто местом встречи и обмена товарами, где в основном совершались сделки купли-продажи скота. В этот период ферия становится коктейлем из элементов разных религиозных праздников: коррида была позаимствована у праздника Тела и Крови Христовых, маски унаследованы от карнавала и т. д.

Чуть медленнее, чем обычаи, менялось отношение к празднику официальных властей. В последней трети XIX века Городской совет стал уделять больше внимания организации ферии – его роль эволюционировала от сбора налогов и поддержания порядка к активному участию: именно благодаря мэрии 28 августа1848 года была открыта арена для боя быков, задуманная еще в 1816-м. Согласно архивам мэрии 1846 года, строительство арены для боя быков было призвано вернуть интерес к ферии, потихоньку терявшей свою славу. Также Городской совет занимался постановкой музыкальных и цирковых номеров. В Антекере XIX века фактически существовали две августовские ферии: одна, скотоводческая и торговая,проводилась в первой его половине, а другая, веселая и беззаботная, – во второй. Начиная с 1875 года, ферия становится известной во всей Андалусии как благодаря развлечениям, так и из-за живой торговой активности скотоводческой ярмарки.

1.3. XX век: создание сегодняшнего облика ферии

Несмотря на развитие развлекательной части, до самой Гражданской войны скотоводческая ярмарка была центральным событием августовской ферии вместе с корридой – животноводство продолжало оставаться одним из основных занятий населения наряду с сельским хозяйством. В 20-х годах ХХ века в этом секторе произошел серьезный кризис, связанный с развитием автомобилизма – машины приходили на смену животной силе. В качестве скотоводческой ярмарки ферия перестает иметь смысл, поэтому на первый план выходят коррида и футбол. После печального запустения ярмарочной площади на протяжении военных лет огни ферии вновь зажглись в 1939 году. Посреди послевоенного хаоса и трудной экономической ситуации усилия первых франкистских Городских советов вернуть жизнь в нормальное русло сильно контрастировали с нищетой и голодом, которые, как и в других регионах Испании, царили тогда в Антекере. Ферии следовали уже сложившемуся регламенту нового века: рядом с ареной для корриды разбивался скотоводческий рынок, днем горожане гоняли мяч, а вечером смотрели фейерверк.

С улучшением экономической ситуации развлекательная часть ферии стала расширяться: на старом футбольном поле начали устанавливать карусели и цирковой шатер. Электрическая подсветка стала одним из характерных элементов праздника, за нее отвечала мэрия. В 60-х годах прошлого века произошло нечто похожее на изменения 20-х годов: модернизация аграрного сектора привела к тому, что на ферию стали привозить сельскохозяйственные машины последнего поколения. Режим Франко хотя и не смог установить ровных политических отношений с иностранными государствами, но сумел наладить отношения экономические и социальные – в Испанию стали приезжать туристы, ментальность местных жителей стала потихоньку меняться в сторону более современной. Примерно в это время на ферии начали выбирать Королеву. Спортивные мероприятия набирали силу, и на ферии окончательно воцарилась музыка. В начале 60-х шатры (их на ферии называют «касета») увеличили в размерах, и на их сцены начали приглашать музыкантов. Касета Peña los 20 в те времена заменяла пока еще не существовавший муниципальный шатер, и именно в ней закладывалась основа современных обычаев проведения Августовской ферии.